Зарождение PR в России

Существовали образцы и талантливого «черного» пиара, как в литературе (Н. Некрасов, В. Короленко), так и в живописи. Скажем, известная картина И. Репина «Крестный ход в Курской губернии» была фактически ничем иным, как целенаправленным созданием негативного имиджа российской церкви с помощью изобразительных средств — визуализации отрицательных черт образов некоторых ее представителей.

Из этой же прицельно «очернительской» антирекламной серии были картины передвижников Г. Мясоедова «Земство обедает», В. Перова «Последний кабак у заставы», Н. Неврева «Торг», а также известные обличительные полотна «Аукцион за недоимки» В. Максимова, «Крах банка» В. Маковского, «Погорельцы» И. Прянишникова, «Беглый» К. Савицкого и творения других членов Товарищества, очевидно преследовавших не столько художественные, сколько идеологические цели. Не будем забывать, что одновременно творили не менее талантливые И. Левитан, А. Куинджи, Ф. Васильев, В. Васнецов, В. Поленов, В. Серов, В. Суриков, М. Нестеров и многие другие мастера, не направляемые ложно понятым социальным заказом, создававшие прекрасный образ России, одновременно величественный, теплый и одухотворенный, и интерпретировавшие современную им действительность не в пример более оптимистично.


Так, И.Левитан, один из лучших российских пейзажистов, несмотря на объективно обусловленную некоторую депрессивность своего творчества, никогда не пытался превратить меланхолический пессимизм авторского видения русской природы в социальное высказывание, оставаясь «всего лишь» гениальным живописцем и не претендуя на роль проповедника популярных политических идей. Свое часто «пасмурное» мироощущение и мировосприятие он не экстраполировал прямо на российскую действительность в целом. Показательно в этом смысле его нежелание назвать одно из своих блестящих полотен «Русь» с тем, чтобы избежать неоправданного обобщения в восприятии зрителей…

Масштабная же кампания «черного» PR российской власти и общества упомянутых выше одаренных передвижников (названия их полотен говорят сами за себя), присвоивших себе несвойственные художникам PR-функции, оказала мощное негативное воздействие на общественное мнение граждан Российской империи, поспособствовав формированию отрицательного отношения к самодержавию и многим общественным институтам, событиям и явлениям того времени. Напомним, что ситуацию весьма успешно использовали теоретики и практики революционного движения, которые, опираясь на поколебленную «независимыми» творцами (неважно, искренне заблуждающимися, социально безответственными или просто конъюнктурщиками), эффективно продвинули свои идеи и модель общественного устройства и обновления социальных институтов, именно базируясь на модифицированном и все дальше уходящем от общечеловеческих и христианских ценностей массовом сознании российского общества. Результаты хорошо известны — 70 лет дрейфа России в сторону, противоположную направлению движения всех цивилизованных стран, элиминация лучших носителей генофонда нации, превращение процветающей рыночной экономики в нежизнеспособного мутанта, а потребительского рынка — в пустыню и пр., пр., пр. (даже если не рассматривать катастрофические гуманитарные последствия периода правления коммунистов).

Очень интересен в данном контексте феномен «распутинщины» как грандиозной и успешной ПР-кампании по негативизации образа действующего императора и дискредитации института самодержавия в Российской империи. ХХ век, газеты, общественное мнение и доморощенные политические ПР-технологии — вот где, пожалуй, впервые применимо к России можно употребить понятие “четвёртая власть”. Именно эта закулисная (по выражению И. Ильина) “власть” с гораздо большим вниманием с самого начала отнеслась к фигуре Распутина, чем ко всем его предшественникам вместе взятым. Ни “мужицкой хитростью”, ни тем более “святостью”, ни даже странной чудодейственной силой Распутина нельзя объяснить того внимания прессы, которое она ему уделяла уже с самого момента его появления в столице. Странной также кажется и та быстрота, с которой распахивались перед сибирским мужиком двери столичных салонов, открывая немыслимые до того сферы влияния. Тут своей природной “оборотистости” мало, необходимо то, что в современном маркетинге называется продвижением. И таким продвижением Распутина активно занимались – но кто же, вот вопрос? В силу своих служебных и нравственных обязательств (в том числе перед Государем) пристально следивший за перипетиями распутинского пути князь Н. Д. Жевахов (автор воспоминаний о последней царской семье), видимо, не без оснований указывает на “агентов интернационала…” С той лишь разницей, что здесь “бойкие сотрудники” занимались не выуживанием сиюминутных денег, а реализовывали гораздо более “крупные” и зловещие проекты. Последнее десятилетие ХХ века настолько хорошо ознакомило общество с чёрным пиаром и его возможностями, что нет необходимости перечислять весь арсенал средств и методов, использованный при создании “фигуры” Распутина (и до сих пор, кстати, используемый). Достаточно указать на то, что тогда впервые в России был использован откровенно пиаровский метод “заведения дела” (о принадлежности к секте хлыстов), которое за бездоказательностью не имело дальнейшего хода, зато дало повод для тиражирования слухов о “ночных радениях” и “свальном грехе. Всё это “рядом” с Зимним дворцом, с молчаливым киванием головой на портрет Государя, а потом и с откровенными обвинениями, какие, конечно же, стали возможны уже только после февраля 1917 года, после заключения под стражу Царской Семьи. Расследования, заводимые каждой из сменявших друг друга революционных властей (сначала Временным правительством, затем большевиками) точно также не приносили “жаждавшим обличений” никаких результатов и под шумок прикрывались (ведь для того, чтобы открыто объявить о том, что, к примеру, чаще других “обвинявшаяся” в близости к Распутину и “распутстве” с ним фрейлина Государыни Анна Вырубова в результате “медицинского освидетельствования” оказалась девственницей – требовалось изрядное мужество). Так или иначе, цель черного ПР власть предержаих была достигнута. Процесс длительного и мучительного физического убийства Распутина (сначала подсыпали яда, затем расстреляли из пистолета, после этого били тяжёлой гирей по голове, под конец связали руки и утопили в проруби), сравним лишь с одним. С тем, как на протяжении всего “распутинского” десятилетия убивалась в народе вера в Царя, в богоустановленность царской власти вообще, вера в святое святых русской государственности. Ведь вдуматься только, какой путь должно пройти было сознание русского мужика от Царя-батюшки и Царицы-матушки начала века до “николашки” и “сашки” накануне русской смуты! Путь, который нельзя медленно и осмысленно “пройти” — его можно только пролететь «очертя голову» (вспомним Достоевского). Не вдаваясь в чересчур прямые аналогии, скажем только, что созданный пиар-технологами начала века виртуальный “дух распутинщины” как нельзя нагляднее и лучше иллюстрировал и объяснял причины реально ощущаемого всеми “духа тления”, носившегося над Российской империей, и был умело использован для разрушение краеугольного камня русской государственности – образа Православного Царя, помазанника Божия, хранителя веры и устоев. Самое интересное, что данный пиарпроект не имеет «срока давности» и по-прежнему работает